ПОСЛЕ ПРИСОЕДИНЕНИЯ К РОССИИ. На протяжении всего средневековья Гурзуф, как, впрочем, и весь Южный берег Крыма, был малозаселен. Объясняется это прежде всего отсутствием удобных дорог. Их строительство началось в первой половине XIX века, после присоединения Крыма к России. На тот период в Гурзуфе насчитывалось около 40 заселенных домов, и население поселка составляло примерно 200 человек (население Ялты в 1838 году, когда ей был дарован статус города, было примерно таким же).

После присоединения Крыма к России (в 1783 году) здешние земли стали щедро раздаваться знати, военным и гражданским чинам при условии их освоения и заселения людьми.

Землями гурзуфской долины на протяжении XIX века поочередно владели: генерал-губернатор Новороссии герцог Эммануил Осипович де Ришелье, затем генерал-губернатор Новороссии граф М.С. Воронцов, который выгодно продал Гурзуфское имение сенатору и губернатору Киева Ивану Ивановичу Фундуклею (1804-1880).

Дом, в котором проживали владельцы имения, был построен герцогом Ришелье в 1811 году.

Гурзуф неразрывно связан с именем Александра Пушкина (1799-1837). Путешествуя по югу России с семьей героя Отечественной войны 1812 года генерала Н.Н. Раевского, молодой поэт прибыл в Гурзуф 18 августа 1820 года на бриге «Мингрелия». На борту корабля Пушкин написал элегию «Погасло дневное светило», впервые за четыре с половиной месяца его посетило вдохновение. В «Отрывке из письма к Д.» он вспоминал о своих первых впечатлениях при виде Гурзуфа: «Проснувшись, увидел я картину пленительную: разноцветные горы сияли; плоские кровли хижин татарских издали казались ульями, прилепленными к горам, тополи, как зеленые колонны, стройно возвышались между ними; справа огромный Аю-даг… и кругом это синее, чистое небо, и светлое море, и блеск, и воздух полуденный…».

Раевские остановились в доме, принадлежавшем герцогу Ришелье. Николай Николаевич местом для отдыха на Южном берегу Крыма выбрал именно Гурзуф, потому что дом Ришелье в Гурзуфе был в то время самым комфортабельным на побережье.

Пушкин и младший сын Раевского Николай поселились в мезонине. Живя в Гурзуфе, Пушкин совершал прогулки в горы, на лодке плавал к живописным гротам мыса Суук-Су — теперь грот и скала носят его имя. Это время сам поэт назвал «счастливейшими минутами жизни»: прекрасная природа полуденного края, приятное общество умных, близких по духу людей, с которыми Пушкина связывали самые добрые отношения, атмосфера влюбленности сделали пребывание в Крыму незабываемым. Здесь он работал над поэмой «Кавказский пленник», несколько прекрасных стихотворений посвятил дочерям Н.Н. Раевского и задумал план одного из главных своих произведений — «Евгения Онегина».

Все хозяева гурзуфских земель в меру своих желаний и возможностей благоустраивали свои владения. При графе Воронцове очень много было сделано для развития Южного берега, и прежде всего построено шоссе из Симферополя до Ялты (сооружен и спуск к Гурзуфу).

В окрестностях Гурзуфа местные землевладельцы начали возводить свои летние усадьбы, разбивать парки, развивать виноградарство и виноделие, табаководство.

При Иване Ивановиче Фундуклее на берегу горной реки Авунды был разбит большой парк, флористическое богатство которого на сегодняшний день насчитывает 110 видов.

Само здание не раз переделывалось и сегодня выглядит не так как прежде (сейчас здесь открыт музей).

В последней четверти XIX века в поселке уже насчитывалось 120 домов и около 700 человек населения. Постепенно Южный берег становится местом отдыха богатых людей. Гурзуф первым на Южнобережье стал развиваться как курорт, во многом благодаря стараниям талантливого промышленника П.И. Губонина (1825-1894), купившего это имение вскоре после кончины сенатора Фундуклея.

Губонин в парковой зоне на территории более 12 га выстроил 7 фешенебельных гостиниц европейского уровня с общим числом номеров до 200, ресторан, электростанцию, больницу, другие здания. Проведены работы по благоустройству парка и набережной. Кроме того, здесь сооружается и курорт Суук-Су (нынешний «Артек»), состоящий из дач, сдающихся внаем, и здания казино, очень популярного в начале XX века.

Стоимость каждого номера в гостиницах, в зависимости от клиентуры, была установлена от 15 до 300 рублей в месяц. Стоимость аренды дач (всего насчитывалось 10 дач с полным оборудованием и обслуживанием) составляла от 100 до 1000 рублей в месяц. Старый дом герцога Ришелье стал личной губонинской дачей и предназначался для высочайших и редких гостей, а также высокопоставленных чинов. Он сдавался по особой, договорной цене.

Архитектурный облик курортных гостиниц был решен в романтизированном стиле — разнообразие внешнего силуэта, украшение архитектурными элементами, резные-кружевные карнизы, конусные башни и другие элементы. Эстетику курортной среды дополняла парковая зона, в которой для привлечения на новый курорт богатой публики были размещены интересные декоративные фонтаны, среди которых особенно выделялся фонтан «Богиня Ночь», установленный перед гостиницей. Он выполнен немецким художником Бергером и является шедевром мирового значения. Сюжет фонтана, созданного в стиле барокко, взят из греческой мифологии. Фонтан отлит из тугоплавкой стали и установлен здесь в 1889 году. Он представлял особо эффектно зрелище, когда на фоне бархатного неба били все его 60 струй, подсвеченные разноцветными огнями. Кстати, сам Гypзуфский парк был создан почти на 10 лет раньше Никитского ботанического сада, в 1803 году.

Архитектурным акцентом на губонинском (Гурзуфском) курорте в те далекие годы являлась однокупольная Успенская церковь. В составе нового гостиничного комплекса она появилась не случайно. Христианских храмов на курортном побережье было мало. Закладка роскошного храма в греко-византийском стиле состоялась в 1887 году. Возведение церкви посвящалось памяти Успения Пресвятой Богородицы. Прекрасно исполненные интерьеры, алтарь и нагорный образ Спасителя, изображенный на матовом стекле, крест над куполом храма во время всенощных служений освещались электричеством. Внутрення отделка была выполнена разноцветным мрамором с резьбой. Удивительно талантливо была исполнена живописная роспись храма. Объем храма принял на себя заметную роль в облике архитектурного ансамбля набережной Гурзуфа, в котором в то время проживало 1,5 тыс. человек.

Императору Александру III очень понравилось губонинское имение в Гурзуфе, и он захотел его купить. Петр Ионыч заявил: «Продать и за сто мильенов не продам, а подарить Вашему Величеству — с нашим удовольствием!» «Ух ты скотина! — рассердился государь. — Да нешто ты ровня мне, чтобы подарки дарить. Да за такие слова в бараний рог!» Едва вывернулся Губонин. «Я, — сказал, — из мужиков и тонкого обращения не знаю…» Царь его и выгнал из кабинета.