В далекие, незапамятные времена то место, которое намного позже будет назваться Горзувитами, а потом Гурзуфом, было уже облюбовано древним человеком.

Тавры. Скифы. Хазары. Половцы. Греки. Сарматы. Аланы. Готы. Гунны. Монголо-татары. Генуэзцы. Турки… Кого только не видела крымская земля!

ЭПОХА ЭНЕОЛИТА. Самые древние следы обитания человека в Гурзуфской долине, найденные до настоящего времени, относятся к периоду энеолита — переходного периода от каменного века к бронзовому. В середине 60-х годов XX века во время археологических раскопок на скале Дженевез-Кая под руководством О.И. Домбровского был обнаружен культурный слой периода раннего энеолита с остатками примитивной лепной керамики. Так что можно предположить, что Гурзуф стал местом постоянного проживания людей именно с этого энеолитического поселения.

Крымские ученые А.А. Щепинский, П.Д. Подгородецкий и Л.А. Шумская рассчитали численность и плотность населения Крыма в энеолите, т.е. примерно 5000 лет назад. Результаты оказались поразительными! Плотность населения Крыма тогда составляла 4 человека на 100 кв. километров. На яйле, в горах и того меньше — 4 человека на 1000 кв. километров. Численность одновременно проживавшего в Крыму населения составляла тогда чуть более одной тысячи человек! Как же малозаселен был Крым в то сравнительно недалекое время. По всей вероятности, на энеолитической стоянке Дженевез-Кая, которую можно считать началом постоянного местожительства людей в Гурзуфской долине, проживало одновременно не более 10 человек.

ТАВРЫВ античное время в Гурзуфе жили тавры — народность, населявшая Горный Крым и Южнобережье в I тыс. до н.э. О таврах рассказывают Геродот, Страбон, Плиний Старший. Загадкой остается название “тавры”, слово, созвучное греческому “таврос” — бык. Однако многие современные историки считают, что древнегреческие переселенцы-колонисты, осваивавшие берега Крыма в эллинские времена, Тавром называли Главную гряду Крымских гор — по аналогии с горным хребтом Тавр в Малой Азии. Так постепенно сложилось античное название Крыма — Таврика или Таврида (“горная страна”), а местное население греки стали называть таврами (“горцами”). Есть предположение, что эллины, услышав самоназвание народа, слегка переделали его на свой лад, сделав его созвучным знакомому греческому слову “тавр”.

Археологами обнаружены многочисленные следы пребывания тавров в Гурзуфской долине. Кроме уже известных нам находок на скале Дженевез-Кая, летом 1963 года в урочище Осман у западного склона Аю-Дага было раскопано большое таврское поселение, существовавшее с IV века до н.э. до IV века н.э. Ученые исследовали лепные сероглиняные горшки, обломки привозных амфор и краснолаковых сосудов, позднеантичные монеты. Недалеко от этого поселения, у северного подножия Аю-Дага, на холме Тоха-Дахыр, еще в начале XX века археологом Н.И. Репниковым были обнаружены таврские захоронения — “каменные ящики”.

Пожалуй, самым древним письменным упоминанием о таврах можно считать поэму Гомера “Одиссея” (IX в. до н.э.). Долгим, полным опасностей и приключений, было возвращение Одиссея домой с Троянской войны. В десятой песне поэмы Гомер рассказывает, что во время скитаний Одиссей побывал в далекой стране великанов-людоедов, где “сближаются пути дня и ночи”. Племя людоедов-великанов Гомер назвал лестригонами. По описанию античного поэта, бухта, на берегах которой жили лестригоны, очень похожа на Балаклавскую бухту. Согласно повествованию, пришвартовав корабли, Одиссей отправил трех своих спутников на берег, узнать, что это за страна, куда они прибыли. Когда посланцев Одиссея привели к царю лестригонов Антифату, тот, в нарушение законов гостеприимства, “жадно схватил одного из них и сожрал”. После этого лестригоны начали сбрасывать с утесов огромные камни и разбили корабли спутников Одиссея в щепки, а греков “как рыб, нанизали на колья и в город всех унесли на съедение”. Только корабль Одиссея, стоявший у самого входа в бухту, сумел покинуть негостеприимную гавань. Многие современные ученые считают, что описанные Гомером лестригоны — это дикие тавры, населявшие в те далекие времена Горный Крым, в том числе и Гурзуфскую долину.

С определенной степенью вероятности можно предположить, что Одиссей побывал не только в Балаклавской, но и в Гурзуфской бухте. Не напоминают ли Гомеровские утесы, где обитали всепоглощавшие Сцилла и Харибда, с которыми довелось повстречаться Одиссею, скалы-островки Адалары в Гурзуфском заливе. Но, к сожалению, прямых доказательств пребывания Одиссея в Гурзуфе нет. Хотя эта версия в последнее время очень популярна у некоторых гурзуфских краеведов.

Наиболее изучены таврские захоронения — “каменные ящики”, памятники таврской культуры. Более или менее ясную картину быта древнейших жителей нашего полуострова дают материалы археологических раскопок таврских поселений.

Следы культовых таврских сооружений до недавнего времени обнаружить не удавалось. И лишь сравнительно недавно, в 1981 году, в горах над Гурзуфом в районе перевала Гурзуфское седло было раскопано таврское языческое святилище, просуществовавшее с III в. до н.э. по III в. н.э. Были найдены 270 античных монет (среди них есть совершенно уникальные), серебряные и бронзовые статуэтки античных богов, оружие, кухонная утварь и стеклянные изделия. Эту находку некоторые ученые небезосновательно называют “Крымской Троей”.

Раскопки таврскоего языческого святилища на перевале Гурзуфское седло. 1980-е гг. Фото из семейного архива Н.Г. Новиченковой

Есть версия, что это был легендарный храм Девы. Впрочем, спешить с подобными выводами не стоит. По свидетельству античных авторов, от моря к храму вела лестница в сорок ступеней, то есть святилище располагалось недалеко от берега. Храм Девы вполне мог находиться в Аю-Дагских бухтах и в балке Дианы на мысе Фиолент.

Вместе с тем, вполне возможно, что главное таврское святилище не всегда находилось на одном месте. Первоначально храм Девы действительно мог быть на Фиоленте, недалеко от Балаклавской бухты. Однако после того, как в конце V века до н.э. неподалеку греками был основан город Херсонес, тавры могли перенести свой главный храм вглубь территории, возможно, на скалистые отроги Медведь-горы. Но со временем и это место оказалось не столь безопасным — морской торговый путь эллинов, связывавший Боспор и Херсонес, проходил мимо Аю-Дага. И тогда тавры могли перенести храм Девы в недоступное для чужестранцев место — на перевал Гурзуфское седло, где он и просуществовал довольно долго.

Многие исследователи Крыма вплоть до середины XX века считали, что остатки сооружений на Аю-Даге когда-то принадлежали таврам. Особенно впечатляюще выглядит так называемое “кольцеобразное укрепление” на вершине горы, там, где тропа, ведущая по северному склону Аю-Дага на его вершину (“артековская тропа”), заканчивает подъем и входит в густой лес. В плане это оборонительное сооружение имеет форму кольца диаметром 150 метров, его общая площадь — около 2 га, длина по периметру — примерно 500 метров. Стена сложена из огромных необработанных глыб габбро-диабаза и установлена на грунт без фундамента. Толщина стены составляет 2-2,2 метра. На некоторых участках стены сохранились остатки небольшого парапета. Полная высота стены была не менее 3 метров. С внешней стороны стены угадываются остатки четырнадцати небольших прямоугольных и четырех полукруглых башен. Кладка стены “кольцеобразного укрепления” примитивна, поэтому еще сравнительно недавно его считали таврским. Однако раскопки 1969 года опровергли эту версию. Как выяснилось, “кольцеобразное укрепление” было построено в VIII веке и заброшено не позднее X века, в средневековье. В шурфах, заложенных внутри укрепления, найдено лишь несколько мелких обломков амфор VIII-X веков. Это свидетельствует о том, что люди здесь постоянно не жили. Вероятно, в этом убежище, возведенном на случай военной опасности, укрывали небоеспособную часть населения окрестных поселков, домашний скот, имущество. Скорее всего “кольцеобразное укрепление” на вершине Аю-Дага возвели во время нашествия хазар в Таврику.

Цивилизация тавров была примитивной — жили они родоплеменным строем, в полуземлянках и легких хижинах, обмазанных глиной. Основными занятиями тавров были мотыжное земледелие и пастбищное скотоводство. Немалое место в жизни тавров занимали охота и рыболовство. Орудия труда и предметы быта были в основном из кремня и бронзы, железо использовалось мало. Период обитания тавров в Гурзуфской долине — с I тысячелетия до н.э. до первых веков н.э.

Предметы быта, а также инвентарь таврских погребений. 1, 41 — погребальные сооружения; 2 — обряд захоронения. Изделия из металла: 3, 4 — железные мечи; 5-10 — бронзовые наконечники стрел; 11-15, 18-22 — бронзовые украшения; 16 — железный нож; 17 — железная деталь уздечки — псалий; 23 — железные стремена. 24 — глиняное пряслице; 25-40 — лепная глиняная посуда.

ГРЕКИ. Начиная с VI века до н.э. побережье Таврики начали осваивать греческие переселенцы. Самыми крупными греческими городами античного Крыма были Херсонес (терр. современного Севастополя) и Пантикапей (совр. Керчь) — столица Боспорского царства, образованного в начале V века до н.э. Но до сих пор следов греческих поселений на Южном берегу Крыма, в том числе в Гурзуфской долине, не обнаружено. Хотя не следует забывать, что уровень Черного моря в то время был ниже современного на 4-5 метров, и часть южнобережной земли, которая тогда была сушей, сейчас находится под водой. Поселения древних греков в Таврике были небольшими по площади (например, площадь Херсонеса не превышала 40 га). Так что, можно предположить, что эллинские селения на Южном берегу Крыма оказались скрытыми Черным морем.

РИМЛЯНЕ. В середине I века до н.э. греческие города в Таврике попали в сферу влияния Римской империи. В 60-е годы I века н.э. легат римской провинции Мезия Тиберий Плавтий Сильван совершил военный поход в Таврику для усмирения скифов и сарматов. После этого в Крыму на постоянной дислокации остались части римских войск из состава XI Клавдиева, I Италийского, V Македонского легионов Мезийской армии Рима.

Центром почти двухсотлетнего пребывания римлян в Крыму был Херсонес. На Южном берегу Крыма, на мысе Ай-Тодор, недалеко от современного “Ласточкина гнезда”, римляне построили крепость Харакс, где размещался второй по численности римский гарнизон. Крепость Харакс контролировала значительную часть Южнобережья, в том числе Гурзуфскую долину. Крепость обеспечивала безопасность мореплавания греческих и римских кораблей между Боспором и Херсонесом. Необходимость укрепить берег возникла после того, как около 50 года н.э. несколько римских военных кораблей, возвращаясь с Боспора после подавления антиримского выступления боспорского царя Митридата VIII, попали в сильный шторм и были выброшены на берег Гурзуфской бухты. Римских легионеров убили тавры, а их имущество, вероятно, было принесено в жертву богине Деве в святилище на перевале Гурзуфское седло. Скорее всего, именно эти военные трофеи тавров и составляют большую часть находок, обнаруженных во время археологических раскопок таврского храма. Часть этих находок сейчас экспонируется в Ялтинском историко-литературном музее.

Можно предположить, что римские легионеры I Италийского, V Македонского и XI Клавдиева легионов в течение I-III веков н.э. много раз бывали в Гурзуфской долине. Ведь римскую крепость Харакс на мысе Ай-Тодор и Гурзуфскую долину разделяют всего 17 километров, и вряд ли активные римляне отсиживались за стенами Харакса. За двести лет пребывания на Южном берегу Крыма они наверняка совершили не одну вылазку.

ТАВРОСКИФЫ, ГОТО-АЛАНЫ. В первые века нашей эры произошла ассимиляция тавров со скифами, которые пришли в Крым в VII веке до н.э. и жили в степной и предгорной части полуострова. Иногда этот новый этнос называют тавроскифами. Даже археологическая экспедиция середины XX века под руководством известного крымского археолога и историка П.Н. Шульца, занимавшаяся поиском следов пребывания тавров на Южном берегу Крыма, получила название “тавроскифской”.

В первые века нашей эры этнический состав населения Крыма претерпел значительные изменения. Сначала с низовьев Волги и Дона в Крым проникли аланы и сарматы — народности, родственные скифам. Затем, в середине III века в Северное Причерноморье и Крым с берегов Балтийского моря переселились готы. Тавроскифы постепенно ассимилировались с этими вновь пришедшими на полуостров племенами и… перестали существовать как самостоятельный этнос, а вошли в состав многоплеменного союза, во главе которого находились готы и аланы. После III века о скифах и таврах уже никто не упоминает, хотя, конечно, они не исчезли бесследно, и в крови средневековых жителей Крыма была частица таврской и скифской крови.

Представители древних народов, населявших Крым: скифы, готы, сарматы

Сарматы начали заселять наш полуостров в I веке, аланы — во второй половине II века, готы — в середине III века. На Южный берег Крыма, в том числе в Гурзуфскую долину, готы пришли между 252 и 256 годами, после того, как римляне покинули крепость Харакс. Именно тогда на территории современного артековского лагеря “Лазурный” появилось готское поселение. Сегодня эту местность называют Суук-Су.

Нашествие в Крым в конце IV века гуннов оттеснило гото-аланов в горную часть полуострова. Тогда же в Гурзуфской долине наряду с готами появляются аланы.

ВИЗАНТИЙСКАЯ ЭПОХА. Начиная с VI века Таврика находилась в сфере влияния Византийской империи. Именно к этому времени относится первое письменное упоминание о Гурзуфе, хотя Гурзуфская долина была заселена задолго до этого сначала таврами, затем — гото-аланами.

О политике Византии в Таврике рассказывает византийский историк и писатель Прокопий Кесарийский (500-565 годы) в трактате “О постройках” (553-555 годы). По его свидетельству, византийский император Юстиниан I повелел построить на Южном берегу Крыма крепости в Алуште и Гурзуфе. В трактате “О постройках” Гурзуф упомянут под названием Горзувита. Очевидно, эти крепости предназначались для контроля над судоходством вдоль берегов Таврики. Вот отрывок из трактата Прокопия Кесарийского о деятельности византийцев в Таврике:

“…10. Что касается городов Боспора и Херсонеса, которые являются приморскими городами на том же берегу Понта Эвксинского и находятся на краю пределов римской державы, то застав их стены совершенно в разрушенном состоянии, он сделал их замечательно красивыми и крепкими. 11. Юстиниан I воздвиг там и два укрепления, так называемые Алустон и Горзувиты. 12. Здесь же, на этом побережье, есть страна по имени Дори, где с давних времен живут готы, которые не последовали за Теодорихом в Италию. Они добровольно остались здесь и в мое еще время были в союзе с римлянами, отправляясь вместе с ними в поход, когда римляне шли на своих врагов, всякий раз, когда императору это было угодно. 14. Они достигают численностью населения до 3000 воинов, в военном деле они превосходны, и в земледелии, которым они занимаются собственными руками, они достаточно искусны, гостеприимны они больше всех людей. 15. Сама область Дори лежит на возвышенности, но она не камениста и не суха, напротив, земля очень хороша и приносит самые лучшие плоды. 16. В этой стране император не построил нигде ни города, ни крепости, так как эти люди не терпят быть заключенными в какие-то ни было стены, но больше всего они любят жить всегда в полях. 17. Так как казалось, что их местность легко доступна для нападения врагов, то император укрепил все места, где можно врагам вступить, длинными стенами и таким образом отстранил от готов беспокойство о вторжении в их страну врагов”. Здесь необходимо отметить, что Византийская империя была образована на основе Восточно-римской империи с центром в Константинополе, и византийцы считали себя ромеями, т.е. римлянами.

Страна Дори, упомянутая Прокопием Кесарийским, и по сей день остается таинственной и малоизученной современными историками. Нет еще единого мнения о локализации этой страны. С полной уверенностью можно утверждать, что Дори располагалась на территории раннесредневековой Таврики и была населена готами. Хотя под названием “готы” в данном случае следует понимать этнический конгломерат, образовавшийся в V веке в результате слияния разноплеменного населения Таврики, оттесненного в незначительный по площади Горный Крым после гуннского нашествия.

Скорее всего, страна Дори находилась на территории современного Горного Крыма и Южнобережья. А как же византийская крепость в Гурзуфе? Была ли она частью страны Дори? На первый взгляд п.16 приведенного отрывка трактата Прокопия “О постройках” это исключает. Однако археологические находки из могильников VI-VIII веков в Гурзуфской долине свидетельствуют о том, что тогда здесь проживали упомянутые Прокопием готы. А готы Гурзуфской долины вряд ли могли жить обособленно от готов страны Дори. Тем более, что нам известно: в то время, когда писался трактат “О постройках”, в Дори шло строительство укрепленных городов Эски-Кермен, Мангуп, Бакла и других. И Гурзуфскую крепость можно считать “первой ласточкой” в фортификационном строительстве Дори, она могла входить в состав оборонительной линии этой страны.

До сих пор нет объяснения или перевода названия этой загадочной страны, очень созвучного с названием позднего по времени средневекового княжества Феодоро, располагавшегося практически в тех же границах, что и Дори. По расчетам археолога Л.В. Фирсова, население раннесредневекового Дори было значительным: примерно 60 тысяч человек.

Карта средневекового Южнобережья

Крепость, построенная византийцами в Гурзуфе на скале Дженевез-Кая, простояла более девяти веков. Она пережила периоды подъема и упадка, но на протяжении всего своего существования это было самое мощное фортификационное сооружение своего времени на Южном берегу Крыма.

Под влиянием византийцев местное население Гурзуфской долины стало принимать христианство. Недалеко от Гурзуфской крепости археологи обнаружили остатки небольшого одноапсидного христианского храма, построенного в VI веке. Это один из первых христианских храмов на Южном берегу Крыма. Он был построен в Гурзуфе за 400 лет до принятия христианства Киевской Русью.

В первой половине VIII века на территории, прилегающей к Гурзуфу, была образована Готская епархия, первым архиепископом которой стал Иоанн Готский, уроженец Партенита. У восточного подножия Аю-Дага преподобный Иоанн основал монастырь святых апостолов Петра и Павла. Этот монастырь был его резиденцией. В 787 году Иоанн Готский возглавил антихазарское восстание, вспыхнувшее во всей Таврике. К этому времени Таврика была под властью Хазарского каганата. Подавляя это восстание, хазары разрушили многие укрепления местного населения, в том числе Гурзуфскую крепость, которая была восстановлена лишь в X веке. Монастырский комплекс на Аю-Даге просуществовал до конца XV века.

Памятный знак на месте погребения епископа Иоанна Готского. Гора Аю-Даг, руины храма Св. Апостолов Петра и Павла

В XIV в. побережьем завладели генуэзцы, потеснив местных феодалов, тяготевших к православному княжеству Феодоро. В 1381 году они заключили с ханом Золотой Орды договор, по которому закреплялось владение генуэзцами всем южным побережьем Крыма, в т.ч. селениями Фора (Форос), Лупико (Алупка), Каулита (Ялта), Горзовиум (Гурзуф), Луста (Алушта) и рядом других.

Генуэзцы реконструировали старые крепости в Алуште и Гурзуфе. Гурзуфская бухта служила якорной стоянкой для многочисленных судов.

Между феодоритами и генуэзцами неоднократно вспыхивали военные конфликты. Для противодействия проникновению генуэзцев в глубь полуострова феодориты возводят крепости на горных проходах, в частности Гелин-Кая (с. Краснокаменка). Она контролировала и древнюю вьючную тропу к перевалу Гурзуфское седло. Дозорное укрепление существовало и на скале Кизил-таш. Она была выбрана не случайно, т.к. возвышается над всей долиной, образуя естественный бастион.

ПЕРИОД ТУРЕЦКОГО ГОСПОДСТВА. В 1475 году побережье было захвачено турками-османами, которые разрушили Гурзуфскую крепость. За три года до этого к берегам Гурзуфа прибыл корабль, на борту которого плыл в Феодосию, возвращаясь из далекой Индии, Афанасий Никитин. Его парусник в течение 5 дней укрывался от бури в Гурзуфской бухте. Об этом Афанасий Никитин написал в своем “Хождении за три моря”.

«Хождение за три моря» Афанасия Никитина. Карта маршрута

После захвата Южного берега турками, Гурзуф превратился в небольшую деревушку.